Последнее обновление: 29.10.2014 в 13:52
Красная Застава
Информационный ресурс научно-коммунистической культуры
Поиск

Объявления

Куликово поле. Фильм о настоящей науке

Дорогие друзья! Мы принимаем участие в создании документального фильма об археологических раскопках и исследованиях на Куликовом поле. Это будет фильм об истории, настоящей науке и славных людях которые ее творят. Мы будем очень признательны, если вы сможете сделать свой вклад в этот проект. А с нас приятные сувениры и не только) Это уникальная возможность внести свой вклад в [...]

Read More

Наши www-проекты

  • 37-я звездная
  • Археология Средней Азии
  • Красное ТВ
14 Май 2014

Коммунисты периода упадка

images (5)

Исторический материализм как наука раскрывает исторический процесс в целом как восхождение, неравномерно и скачкообразно, революционно идущее сквозь накапливающиеся противоречия и периоды упадка. Прямого и непротиворечивого развития нет и быть не может. Любой подъем вверх имеет с необходимостью определенный откат вниз. Подъем и откат вообще взаимообусловлены, и только сопряженные вместе они дают в результате подлинное развитие, выстраданное историей. Причем развитие это опять имеет вид отнюдь не чего-то стационарного, обездвиженного (типа установившегося царствия небесного), а нового клубка противоречий, движущегося, расплетающегося и заплетающегося одновременно. В борьбе и взаимных столкновениях противоречивых сил и тенденций, в стремительных падениях, в фазах длительных застоев (в которых на самом деле революционный, то есть новый качественный момент и подготавливается в виде множества скрытых и незаметных количественных изменений) происходит дальнейшее движение вверх через падения вниз. Таким образом, опять рождается новое качество.

Если абстрагироваться от всего этого сложного пути и попытаться нарисовать общий вектор движения человеческой истории через ключевые точки, то, как кажется, здесь-то мы и увидим ту самую прямую восхождения, ровную прямолинейность которой пытались опровергнуть в предыдущем абзаце. В первой точке первобытно-общинное человечество одевается в шкуры и охотится на мамонтов с помощью примитивных каменных и деревянных орудий. Во второй – рабовладельцы Древних Греции и Рима создают философию, искусства, зачатки наук. В третьей – крестьяне восстают против феодалов в позднесредневековой Европе, а Леонардо Да Винчи, Джордано Бруно, Томас Мор создают научные и эстетические основы Нового Времени. В следующих точках – Великая французская революция, Гегель, Маркс. А потом и Ленин и Великий Октябрь с последующей Победой в Великой Отечественной войне и с прорывом в космос.

Короче, получился такой вот путь от победы к победе, столбовая дорога общего восходящего прогресса, где сознательно пропущены века и тысячелетия падений, эпидемий, войн, чудовищной эксплуатации, стагнации и беспросветного отчаяния целых поколений.

Такая упрощенная картина человеческой истории приводит некоего успокоившегося коммуниста, слишком поверхностно или просто восторженно читавшего Маркса, к тому, что, казалось бы, может быть присуще только приверженцам объективно-идеалистических теорий – а именно, к всеобщему детерминизму, к предопределенности бытия. И если не всемогущий бог определяет грядущее человечества, то уж точно «логика истории» или сам «марксизм» (в кавычках потому, что он здесь вульгарно понимаемый).

И получается, что наш «марксист» и не марксист вовсе, а в лучшем случае социалист, причем буржуазный – что сквозит в характере его деятельности. Один раз он уже абстрагировался от реальной истории, а теперь усердно абстрагируется от текущей действительности. Что бы ни происходило за окном, всё равно впереди социалистическая революция и коммунизм. Светлое будущее неизбежно, а раз так, то можно ничего не делать. А зачем? Оказывай или не оказывай влияние на современную политику, на продолжающую развиваться историю, всё равно восставший пролетариат в мировом масштабе установит Советскую власть. Пускай капиталисты и контрреволюционеры ежедневно и ежечасно прилагают огромные усилия для осуществления своего господства, для сохранения эксплуататорского типа общества и недопущения новых коммунистических всходов. Мы же просто будем плевать в потолок, а потом однажды выглянем в окно, а там уже социалистическая революция (а ещё лучше – уже коммунизм). Надо только ещё немного «героически» подождать.

Выжидательная и наблюдательная деятельность такого рода многими нашими современниками совершенно искренне признается деятельностью революционной, но потому так разительно отличающейся от бешеной активности большевиков начала двадцатого века, что сейчас, мол, момент такой особенный. Это раньше момент требовал изучать и развивать теорию, выводить рабочих на улицы, организовывать пролетариат на взятие власти, постоянно находясь под угрозой ареста, каторги, расстрела – вот ленинцы и крутились как белка в колесе. А теперь, совсем, дескать, другие времена настали.

И коммунисты очень часто ждут, бездельничают, имитируют деятельность, копошатся в собственных дрязгах, даже не пытаясь хоть как-то влиять на политическую жизнь общества (не говоря уже о том, чтобы существенно влиять, изменять).

Ситуация эта возникла не только и не столько из философской вышеописанной проблемы. Напротив, проявившийся псевдомарксистский детерминизм стал венцом, образовавшимся в результате деятельности современных коммунистов, впавших в отчаяние от отсутствия ощутимых результатов. Ведь тут как хотелось бы? Выступил на митинге – и у тебя сотня новых убеждённых сторонников, выступил ещё раз – и сторонников уже двести. Тебя ловят, тебя хотят убить, но ты действуешь, твёрдо зная, что за тобой тысячи готовых выступить под красным флагом трудящихся. Сейчас же совсем не так. Митингуешь, агитируешь, издаёшь и распространяешь хорошую боевую газету. А сторонников новых поток очень жидкий. Да и те зачастую придут, посидят и уходят от нас.

Вот и тянутся некоторые коммунисты к выводу: и делаешь что-то, получается плохо, и не делаешь ничего — тот же результат. Руки опускаются. Ходят такие коммунисты на собрания, друг другу газету продают, взносы собирают, статьи обсуждают. А живой, непонятный и глухой к доводам мир остаётся в стороне.

Между тем даже такие выдохшиеся активисты часто совершают полезные для будущего развития поступки. Но не сознательно, а стихийно, неосознанно. А в этом, кстати, есть горькая ирония. Ведь коммунисты — они по определению те, кто наиболее ближе всех стоит к научному пониманию общества.

Такая ситуация вышла ещё с до-перестройки. Быть подвижными и инициативными члены КПСС уже и к тому времени разучились в основной своей массе.

Развал СССР, гибель советского социализма, тогдашняя эйфория буржуазного общества по поводу наступающего тысячелетнего капиталистического рая без кризисов, предательство многих бывших коммунистов, при первых же трудностях отказавшихся от марксистских убеждений и ринувшихся деятельно участвовать в уничтожении советского наследства – вот в этих условиях коммунисты, то есть те, кто не изменил коммунистическим убеждениям, вынуждены были в начале девяностых годов в искать пути к исправлению ситуации, к возрождению социализма. Это и было определено главной целью – возродить революционным путем социализм, исправить ошибки прошлых попыток и организовать строительство полноценного коммунизма.

Новые компартии предприняли переход на ленинский и сталинский опыт уже в возникших условиях контрреволюции. Ленинцы издавали газету и мы издадим газету, ленинцы ходили к рабочим и мы пойдем к рабочим. Будем устраивать митинги, пикеты, рисовать плакаты, расклеивать и раздавать листовки, создадим сайты в появившейся всемирной паутине.

Но часто забывали о главном – об анализе, о непрекращающемся осмысливании ситуации и об оценке эффективности своей работы. А без анализа и оценки эффективности вся деятельность – это набор теряющих смысл действий. Пикет, митинг, газета ставшие самоцелью перестают быть ступеньками к достижению главной цели, а превращаются в фетиш. Какое либо действие дает опыт, который с необходимостью нуждается в анализе и в последующем синтезе. Что-то получается хорошо, дает эффект, а что-то бесполезно, опытным путем показало себя как лишь потеря времени и сил. Аккумулируем свой опыт, предпринимаем новые действия уже с учетом прежних ошибок.

Теоретический и практический опыт классиков здесь неоценим, но важно не превращать его в догму, а понимать, что капитализм остался, но изменился на сто лет своего развития. И какие-то действия если и были эффективны раньше, то теперь могут уже быть бесполезными. И наоборот.

Главным образом это надо понимать потому, что на данном этапе мы находимся в состоянии исторического упадка. Спираль пошла вниз, и уже вниз идет довольно давно. Прошло 56 лет с антисталинского ХХ съезда КПСС, 47 лет с начала губительной для социализма косыгинской реформы, 27 лет с начала убившей СССР перестройки и 21 год с окончательного развала того Советского Союза и того социализма, который у нас был. За все это время советские коммунисты утратили революционный опыт, разучились действовать по-революционному, а некоторые вообще разочаровались в марксизме как в перспективной теории. Почему? А потому, что их личный опыт, опыт нисходящей фазы развития не позволял видеть пользы в революционной теории, сиюминутная практика говорила, что мир людей развивается постепенно, тихо движется в сторону увеличения потребления и насыщения, что массам нужны джинсы и колбаса, а не космос и другие прорывы в неизведанное.

Короче, в определенных кругах возобладала и стала модной точка зрения, что исторические периоды скачков и революций закончились, они оказались недоразумениями прошлого, что в своем развитии люди перестали быть дурачками-революционерами и закончили двигаться революционно, а стали ползти только лишь разумным и благотворным эволюционным путем.

Между тем, революционная теория марксизма вовсе не на одних восходящих исторических потоках держится, а наоборот, революции, по теории материалистической диалектики, есть качественные скачки, происходящие в результате количественных изменений, накопившихся за порою длительный срок. Более того, качественный скачок, то есть революция, сама может быть не короткой во времени, а растянутой на длительный отрезок времени. И происходить это может незаметно совсем для глаза участников и современников происходящих событий.

Например, революция в средствах телекоммуникаций идет сейчас. Но я купил свой мобильный телефон два года назад и он совсем еще морально современный и будет, вероятно, таким еще какое-то время. А вот пятнадцать лет назад мобильников вообще ни у кого не было – налицо колоссальный качественный скачок, растянутый во времени.
Иные же скачки вообще могут быть растянуты на столетия.

Но то скачки, а с периодами упадка, стагнации, скрытого накопления противоречий дело может быть растянуто на долгие годы уже по определению. И это вовсе не значит, что упадок и стагнация навсегда. Просто надо знать, что такое бывает, это даже неизбежность.

Именно марксизм и дает нам все для понимания скачкообразного и неравномерного развития человеческого общества. Сотни и тысячи лет люди изучали себя, накапливали знания и развивались вслепую, чтобы, наконец, суметь понять общие закономерности своего развития.

Теперь же мы знаем эти закономерности, и, зная их, глупо впадать в отчаяние, когда развитие, в полном соответствии с доказанной теорией, не летит вверх как ракета, а входит в период упадка и стагнации, без которых не может быть нового взлёта.

Происходящий вокруг спад вовсе не отменяет необходимости деятельной активности тех, кто научную теорию исторического материализма знает.

Не являются ли произведения классиков марксизма панацеей от всех бед?

Может быть, только на фолианты вековой давности и стоит уповать, искать в них ответы на все вопросы, встающие в наше время?

Очевидно, что никакой панацеи нет. И никто не спасёт современных коммунистов от мучительной необходимости развивать теорию вместе с развитием практики. Новая развивающаяся теория, несомненно, будет располагаться на фундаменте уже доказанного и достигнутого, то есть классического марксизма-ленинизма. Но уже сейчас с одним фундаментом далеко не уйдешь, нужна постоянная рефлексия и неугомонный анализ всего происходящего. Потому что, во-первых, и Маркс и Ленин не знали как жить и действовать в условиях спада революционного движения времён постколониального империализма. Их исторические периоды были другими: домонополистического капитализма и империализма колониальной эпохи соответственно.

А, во-вторых, виток упадка не вечен, хотя и не известно, чем он закончится. Для новой бурной революционной и строительной деятельности на следующем витке исторической спирали развития наверняка потребуются уже оправдавшие себя в деле и показавшие свою перспективу новые методы, годные для ХХI или даже для ХХII века. Эти методы и должны готовить, вырабатывать, предвосхищать современные коммунисты.

Как же тогда быть с детерминизмом, исторической предопределённостью, которую исповедуют многие наши соратники сами того не ведая?

Всё дело в том, что подъем, конечно, на самом деле неизбежен. Весь вопрос в том – где и когда он случится.
Развивающая историческая спираль с её подъёмами и падениями в упрощенном вульгарном виде, как мы уже отмечали, выглядит как прямая столбовая дорога через все эпохи последовательно в коммунизм.

Однако, реальность всегда сложнее любой описывающей ее теории, тем более простоватой схемы. Данная красивая прямая сама может быть частью другой, на порядок более грандиозной спирали. И уже здесь целые тысячелетия восхождения через столетние падения (мелкие и незначительные на взгляд со стороны второй спирали) могут смениться катастрофическими крушениями в историческую пропасть – и всё для того, чтобы снова начать историю, поднимающуюся по ступенькам через все привычные нам фазы.

Материальные предпосылки для такого мегападения есть – например, мировые запасы ядерного оружия. Мы не можем пророчески угадывать, что случится с этими запасами в будущем. Но само сидение на пороховой бочке предполагает уже и возможность взлететь вместе с ней на воздух.

Так что мир, как мы его можем видеть, сложен и многогранен. Вьющаяся в несколько витков спираль состоит из переплетающихся объективных и субъективных факторов. Человечество одновременно стоит как на пороге новой исторической эпохи, именуемой коммунизмом, так и на краю ужасной исторической пропасти.

Коммунисты являются рыцарями восхождения, развития и проводниками человечества в светлое будущее. Долг коммунистов – работать на грядущее восхождение, когда бы оно ни произошло и яростно сопротивляться возможному падению человечества в адскую воронку, которую могут организовать империалисты, уже устроившие несколько многомиллионных кровавых бань.

И тут надо четко понимать. Восхождение может с нашей деятельной и активной помощью начаться уже в следующем году. Мировой экономический кризис породит революционное преобразование общества и так далее. Но может быть, восхождения не произойдёт ещё сто (или больше) лет. Империализм оказался очень живучим. Вместе с ним уходит не только текущая общественно-экономическая формация, но и целая эпоха эксплуатации человека человеком. Для такого суперреволюционного действа, как уже видно, требуется не одно столетие пролетарских социалистических революций, перерывы между которыми отчаявшимся душам представляются решающей победой вечного капитализма.
Так что нам, коммунистам периода упадка, делать?

Очевидно, не стоит тупо копировать действия большевиков первой половины прошлого века. Их эпоха была качественно другой, эпохой восхождения. У нас нет сейчас революционной ситуации и готовой к пролетарскому восстанию массы трудящихся. Поэтому и действовать как участник восстания сегодня неуместно. Зато уместно изучать новый момент, систематизировать факты и предпринимать те действия, которые реально приблизят общество или хотя бы часть общественного мнения к социализму.

Мы пока движемся вниз, страна потеряла в промышленности, количественно сократился пролетариат. Создание профсоюза сейчас видится действием революционным. Но история учит, что даже на витке подъёма от профсоюзов до революционного скачка лежит исторический отрезок совсем не маленький (или очень насыщенный).
Как нам, двигаясь в нисходящем потоке, готовиться к подъёму?

Забираться вверх порою бывает даже проще, чем спускаться вниз, хотя восхождение и требует несравненно больших усилий.

Задача современного коммунистического движения – сохранить огонь Советского Союза, социализма и Октябрьской революции для будущего. Но огонь этот особый. Его не спрячешь в кармане до лучших времён, не уснёшь вместе с ним на время, пока схлынет реакция.

Этот огонь – огонь действия. Главное требование исторического момента к коммунистам периода упадка – шевелиться, пытаться прорваться к цели хоть на шаг ближе. Новые методы необходимо находить, изучать, сохранять и развивать. Гнуть их и так и эдак, проверяя на прочность и на эффективность. И безжалостно отказываться от тех отживших традиций, которые как мертвецы тянут нас за собой в могилу.

Пусть наши действия пока не приводят к серьёзному качественному прорыву. Но мы работаем на прорыв и к нему мы должны быть готовы. Шагаем в ногу с рабочим движением. Если в ближайшем будущем развернётся революция, то мы примем в ней организованное участие. Если впереди нас ожидает только продолжающееся падение, то мы будем действовать, искать, даже совершая ошибки. И тогда будущие революционеры, оглядываясь на нас, этих огрех не совершат.

Так когда-то Ленин не пошёл путём своего старшего брата, а организовал выдающуюся работу над ошибками. И победил.

Взято из: http://slivik.livejournal.com/9723.html




Комментирование закрыто.

Информационный ресурс научно-коммунистической культуры
Перед вами сайт нарождающейся научно-коммунистической культуры (НКК).

В наше время все чаще звучат нотки неверия, когда речь заходит о построении коммунизма, но, если вам знакомо чувство острой несправедливости, творящейся вокруг, чувство, что все люди рождены для счастья и есть смысл бороться за него, если мир без горя и несправедливости — это и ваша мечта, значит — материалы этого сайта и для вас тоже.

Картина мира есть картина того как материя движется и как «материя мыслит» — Владимир Ленин, Ленин, т.XIII, стр. 288

Twitter

Наш микроблог на Twitter