Несколько текстов для аутогенной тренировки 2-ой ступени — Вики Красной Заставы

Несколько текстов для аутогенной тренировки 2-ой ступени

Материал информационного ресурса НКК "Красная Застава"

Вот несколько текстов для аутогенной тренировки 2-ой ступени (по книге "Аутогенная тренировка" Панов А. Г., Беляев Г. С., Лобзин В. С., Копылова Н. А., Л., 1973)

Содержание

Приложение

Приводим несколько стенограмм занятий AT—2 «чувственного» типа, которые психотерапевт начинает, называя нейтральный предмет, окрашенный определенным цветом нужной части спектра. Во всех случаях в начале занятия тренирующиеся добиваются аутогенного погружения, затем психотерапевт называет выбранное им слово-раздражитель и предлагает тренирующимся мысленно повторять его. Это слово не предвосхищает представленный сюжет, его цвет, «визуа-лизируясь», оно постепенно вплетается в воображаемое и придает ему определенную эмоциональную окраску, являющуюся как бы «ключом» ко всему задуманному «настроению». Чаще всего предлагаемое слово обозначает какой-либо конкретный предмет, который можно представить (зеленый лист, оранжевый апельсин и т. д.), однако, варьируя занятия этого типа, можно пытаться вызывать и иные сенсорные представления, воспроизводя воспоминания запахов, звуков и т. п.

Занятие 8/Х 1967 г.— «Жемчужина»

Занятие 8/Х 1967 г.— «Жемчужина» (цвет) — врач И. А. Копылова. «Вслед за мной (мысленно, про себя) повторяйте слово, которое я вам назову. Не старайтесь вдумываться в смысл, а повторяйте про себя, чувствуйте звуки, которые это слово составляют. Пусть это будет «жемчужина». Повторяйте его, пока вам не надоест, но не надо вникать в его смысл. И вы очень быстро выясните, что не вникать в смысл невозможно. Это слово начинает одеваться образами, видениями, т. е. вы стремитесь это слово как-то овеществить, и каждый из вас начинает что-то представлять. Это неизбежно. Прежде всего вы представляете цвет «жемчужный» — это сероватый, со своеобразным матовым блеском. И чем больше вы вашим внутренним взором всматриваетесь, тем больше вам вспоминается вечернее небо после дождя. Ранний вечер, еще не темнеет, и небо как жемчужное. И вы под этим небом, но вы не в городе, а где-то в пригороде Ленинграда; небольшой лесок, влажная после дождя земля, дышится легко, свежо, бодро, как всегда после дождя. И так же светло, бодро, четко у вас на душе и у всех вас в голове. Настало время для вас, когда вы обдумали какой-то кусок своей жизни и поставили на нем точку. Что-то думали, ошибались, кое-что сделали хорошо, кое-что неверно. Но нет, я мог ошибаться, но никогда не делал заведомо плохо, и это все позади. Впереди новые дни, новые встречи с новыми людьми, а может быть, и не новыми (не меняю же я кожу, как змея), с прежними людьми, новые дела. И старых ошибок уже не будет. Будут новые ошибки, но их будет меньше. Это я знаю, я уверен в себе. Это новое меня не пугает. Оно будет, но оно меня не пугает. Все, что я вижу внутри себя,— это человечно, это хорошо, это интересно, и также хорошо все, что меня ждет. Я себя не жалею, мне не нужна жалость, я обхожусь без нее. Я понимаю, что я сделал неудачно, я понимаю, отчего я это сделал,— я заблуждался, я ошибался, но я никогда не был ни подлецом, ни негодяем и никогда не буду. Да, я человек среди людей — у меня есть слабости и недостатки, но есть и объективная ценность, есть люди, кЪторым я нужен, есть люди, которые мне нужны. И на этом свежем после дождя воздухе очень свободно, легко дышится. Вот и сделайте свободный вдох, выдох... потянитесь!»..

Серьезно относясь к занятию II ступени, нельзя сразу «выйти» из сформированного настроения. А если большинство больных тут же начинает оживленно «болтать» — это свидетельствует о неподготовленности аудитории или неудачном построении занятия. Это следует учитывать руководителю тренировки. Некоторая пастельность тонов и преобладающее представление своего тела в состоянии покоя, отдыха — не в динамике, а также «осенний сюжет» — все это обусловлено в занятиях конкретными требованиями: мы стараемся на первых этапах не ставить сложных задач перед нашей аудиторией. Больным легче вообразить себя в ситуации, близкой к реально испытываемой во время занятия I ступени: расслабленное тело, пригретое «солнцем», прохладный ветерок овевает голову — общее чувство отдыха, с которым гармонируют мягкие, пастельные краски. Картины же осени обусловлены временем года занятий: только что виденное на улице легче воспроизводить малотренированной аудитории.

Занятие 3/ХИ 1968 г.—«Сено» (запах)

Занятие 3/ХИ 1968 г.—«Сено» (запах) — врач Г. С. Беляев. «Я вам скажу слово, слово это вы повторяйте про себя так, как будто вы его вслух выговариваете. Допустим, сегодня это будет «сено». Обыкновенное сено, и вот это сено, сено, сено,— размеренно, не быстро, без суетливости твердите про себя, ощущая звук «с» на языке, звук «е», как он выходит, свободно, выливается из гортани, «сено», звук «н» — языком и нёбом и т. д. Сено, сено, сено. Повторяйте мысленно, можете даже беззвучным шепотом, немножко шевеля губами, но, пожалуйста, делайте это, не относитесь к моим рекомендациям формально, т. е. делайте все, о чем я вас прошу. И вот, несмотря на то, что я вас специально предупреждал, чтобы вы не вдумывались особенно в это «сено», вы, разумеется, что-то такое в связи с этим «сено» вспомнили. Ну, что всего ярче вспоминается при слове «сено» — запах свежескошенного сена, не так ли? А когда сено сильнее всего пахнет? — нагретое солнцем. И вот, несмотря на то, что сегодня осенний вечер, почти зима и воспоминания лета, по-видимому, довольно далеки, особенно начала лета,— потому что сено, сенокос в первой половине лета,— вы, тем не менее, можете, вспоминая запах сена, вспомнить летний день, не в городе, не среди асфальта и не среди бензиновой гари, а за городом1, в солнечный летний день. Теплый, может быть, даже жаркий летний день. Близок к полудню этот день, и свежескошенное сено. Не совсем, собственно, свежескошенное, оно, наверно, скошено 2—3 дня назад, потому что сено это собрано в стог и остро пахнет счастьем это сено. А как пахнет счастье — я не знаю; а может, знаю, только для меня счастье пахнет не так как для вас, а для вас не так, как для меня. Но этот летний полдень, очень теплый, очень спокойный — пахнет сеном, и пахнет счастьем. А что вокруг этого сена, вы знаете лучше меня, я вам не буду пытаться подсказывать. Кто хочет, напишет мне. Если у кого-нибудь уж очень свои, очень личные воспоминания возникнут — не надо писать; оставьте с собой этот хороший летний день, оставьте себе воспоминания о спокойном, солнечном, безоблачном летнем дне, и о спокойном солнечном настроении вашем; оставьте с собой воспоминание о запахе сена и о запахе счастья. Подумайте над этим. Я вам не буду мешать. Но только постарайтесь представить себе это. Начните с запаха. Мы обычно начинаем с вами с цвета, не так ли? А сено связано с запахом, запах имеет ведь огромную власть над нашими воспоминаниями. И увидите все то, что вы увидеть хотите. И станете внутренне такими, какими вы были тогда, когда пахло для вас сеном и счастьем. Дышите свободно; спокойно, свободно, непринужденно, как дышит спящий. Еще раз я немного помолчу, не буду мешать вам думать, мешать вспоминать. Но только думайте, вспоминайте, живите. Будьте людьми среди людей».

Это занятие имело наибольший успех у аудитории и иногда по просьбе больных повторялось, но не часто, чтобы сюжет всегда оставался таким же свежим, каким был вначале. Но следует отметить происшедший во время него эпизод. Одна наша больная за полгода до этого перенесла тяжелую бронхоскопию, во время которой у нее развилось состояние шока, потребовавшее реанимации. Затем больная полностью выздоровела, никогда об этом эпизоде не вспоминала, обладая достаточно уравновешенным характером и вполне здраво относясь к вопросам лечения и обследований. Но до этого тяжелого состояния, пока больная находилась в предоперационной, были открыты окна и остро пахло скошенным сеном (больница находилась за городом). Во время нашего занятия у нее повторилось «предшоковое» состояние, очень тягостное для больной, из которого больная «вышла» усилием воли, так как очень боялась помешать занятию. Этот случай кажется нам очень поучительным для понимания тех неожиданных осложнений, которые, хотя и крайне редко, но всегда могут возникнуть, что всегда должен иметь в виду руководитель тренировки.

Занятие 10/ХП 1968 г.—«Сирена» (звук)

Занятие 10/ХП 1968 г.—«Сирена» (звук) — врач Г. С. Беляев. «Я попрошу сейчас ваше очередное упражнение начать со слова «сирена». Вот слово «сирена», повторяйте, не вдумываясь в его содержание, просто как есть. Но, несмотря на то, что я вас предупреждал, чтобы вы не думали специально, что такое «сирена», вы несомненно непроизвольно об этом, наверно, подумали и сирену услышали, звук сирены. Следите за мной, потому что услышали вы ее каждый по-разному. А те. бы хотелось, чтобы вы это представление о звуке сирены ввели в какие-то определенные рамки. Так вот представьте себе, заставьте свое воображение работать, представьте себе далекий звук сирены на берегу моря, допустим, в Ленинграде, в Гавани. Наверно, все вы бывали в Гавани в разное время года — зимой, летом, утром, днем, вечером... Так вот вы увидите эту Гавань сегодняшним вечером такой какая она сегодня, не вообще, а сегодня. Вечер, темно, редкие фонари, снег, черная вода,, маслянистая, густая, черная вода. Огни судов. Все это вам в разной степени, конечно, знакомо. Кое-кто из вас в порту бывал, в кино, может быть, видели сцену, как уходит судно или приходит судно; так или иначе, если вы даже и не были в Гавани зимним вечером, то представить себе это можете. Следуйте вашей мыслью за моими словами. Итак, зимний вечер, начало зимы, снег лежит на асфальте, редкие снежные хлопья, очень слабый ветер, бодрящий, не холодный, вам свежо, ветерок овевает лицо. Десять минут назад ушел пароход, вы проводили человека. Какого человека — думайте сами, кого вы проводили, проводили не насовсем, может быть, ненадолго — на две недели, может быть, на месяц,, на два месяца, не насовсем. Но, тем не менее, легкая, светлая грусть, грусть расставания ощущается вами. Легкая сладкая грусть, вас она не тяготит. Может быть, даже как-то своеобразно вам приятна. Человек ушел, корабль ушел, вы видите судовые огни удаляющегося парохода. Вы видите, как по черному заливу в снеговой дали проходят суда. Далеко, как во воздуху, скользят огни судов: то красный, то зеленый — бортовые огни, на вершине мачт — белые огни. Все это беззвучно скользит вдали, и изредка с моря доносится приглушенный расстоянием, как сквозь вату, звук судовой сирены. Сирена того судна, на котором ушел человек, которого вы провожали, а что это за человек, это только вы знаете. Я вам об этом не скажу. Но вы это знаете, может быть, и я знаю, и еще раз напомню вам: легкая, светлая грусть, приятная грусть рождается всякий раз, как только прозвучит вдалеке сирена. Звучит далекая сирена, снова хорошая, немножко щемящая грусть, на душе становится светло, потому что вы чувствуете себя живущим полной жизнью человеком. Дышите спокойно, свободно, как дышит спящий. Помолчу я несколько минут, потому что, думаю, я вам мешаю, мысль ваша идет уже своим путем. Вы думаете о своем. Думаете очень хорошо, светло, и, несмотря на то, что вам немного грустно,— грусть эта сладкая. Вы, может быть, подумаете не о вечере, а о дне, когда эта же сирена будет не удаляться, а приближаться и вы будете встречать. Наверно, вам подумается и об этом. А сейчас в спокойный вечер начала зимы — белый снег, блики фонарей, маслянистая, густая, черная вода и судовые огни мерцают, и вам уже не отличить то судно, которое вы провожали, вам кажется, что «корабли, проходящие ночью, говорят друг с другом огнями». Вы, может быть, даже понимаете этот разговор или вам кажется, что понимаете, но в приятной задумчивости, немного грустные, вы стоите у самой кромки воды. Все разошлись, почти все. А вам уходить в не хочется. Дышите спокойно, свободно, непринужденно. И вот где-то вдали снова зазвучала сирена, очень далеко. Может быть, вы слышите, а может быть, вы только хотите ее услышать. Спокойно дышите. Сделайте выдох, вдох — свободный, спокойный».

Это занятие, так лирично построенное, оказалось самым неудачным за все годы нашей работы. Как только аудитории предложено было повторять слово «сирена», в аудитории послышались шорох, легкие движения, которые мы не догадывались принять во внимание и на словах «вы услышали сирену», «представьте определенный звук сирены» — в аудитории раздались всхлипывания и сдерживаемые рыдания, после этого в 'тексте видно, как ведущий тренировку .переключился на тему «близкого человека», которого, провожают, и исключил до конца занятия слово «сирена». Произошло следующее: когда подыскивали новое слово в период изучения нами воздействия других, не только визуальных представлений, один из нас предложил слово «гудок парохода», подразумевая несколько «триновскую» картину настроения: белый, залитый солнцем пароход, голубое небо, далекие страны, романтика путешествий. Но ведущий занятие служил на флоте, где нет понятия «гудок парохода», а есть слово «сирена», и дал его группе. Не пережив блокадную зиму в Ленинграде, он не смог предусмотреть, что значит в воспоминаниях ленинградцев слово «сирена». А если добавить, что аудитория была преимущественно среднего и пожилого возраста 4и находилась в состоянии аутогенного погружения, то сила возникшей реакции становится вполне понятной.

Два приведенных далее занятия: «огонь» и «грибы» — являются примерами занятий, где зрительный образ возникает не из называемого нейтрального слова, а строится в рамках сюжетного воображения — целостной картины, использующей эффект присутствия, в соответствии с задуманным ведущим, но заранее не названным аудитории настроением.

Занятие 1/VHI 1967 г. «Огонь»

Занятие 1/VHI 1967 г. «Огонь» — врач И. А. Копылова. «Представьте себя на высокой горе, вершина которой возвышается над другими. Это, конечно, не Эльбрус, не снеговая вершина, однако она выше других. Внизу под вами горы, поросшие лесом, вы отчетливо различаете деревья, но вы выше их, в зоне предальпийских лугов. Над вами ясное, безоблачное небо и прохладный ветерок овевает вас. Вам видно далеко вперед, вокруг вас ясный, прозрачный воздух. Вы одни с природой, которая всегда величественна, какой бы она ни была. Мысли становятся четкими, ясными, картина, которую вы видите: величественные горы, лес, даль — настраивают вас на раздумье. Мы привыкли с иронией относиться к понятию «пофилософствовать», но сейчас вы относитесь к этому без всякой иронии, вы чувствуете себя сильными, свободными, мысли ваши четкие, ясные. Вы чувствуете себя здесь на месте. И так же, как вы смотрите вдаль, так же вы заглядываете в глубину себя, и ваши мысли вы не боитесь додумать до конца, какие бы они ни были, вы до конца честны с собой. И пока вы все это думаете, воздух постепенно темнеет, деревья, которые вы так ясно различали, становятся темными пятнами, темнеет и небо, заходит солнце, начинается ветер. Где-то вдалеке вы видите, как поднимается струйка дыма: топится очаг, где-то там жилье, люди. Дым медленно поднимается, а воздух становится все темнее и вы различаете где-то вдалеке огонек, маленькую красную точку. Звезд еще нет, но это точно звезда, улегшаяся на земле. А теперь сотворите обыкновеннейшее чудо, как в кино: представьте себя совсем рядом с этой точкой. Оказывается, это не окно, а костер, багровые языки пламени, дым поднимается кверху, клубится над лесом, кругом густая темнота, наступает ночь; у костра сидят люди, непринужденно, кто на чем, на поваленных стволах, на земле, сидят, свесив между колен руки и смотрят на огонь. И вы смотрите на -огонь. Огонь всегда имеет над нами какую-то силу. Он завораживает и заставляет задуматься смотрящего на него. Приходят значимые мысли, мелкие наши переживания получают их настоящую цену, а иногда и решения приходят нужные, верные— во время такого раздумья у костра. Дышите спокойно, смолистым лесным воздухом (дым костра не в вашу сторону), над вами шумят вершины деревьев, плохо различимые в вышине, только их шум вы слышите, а перед вами багровые блики костра и тишина ночного леса. Дышите, сделайте глубокий вдох, задержите дыхание, теперь выдох!».

Занятие 12/Х 1967 г.—«Грибы»

Занятие 12/Х 1967 г.—«Грибы» —врач Г. С. Беляев. «Тем отчетливее ощущаете ветерок, чем больше вы в него вслушиваетесь. Приятно холодит виски, лоб, не забывайте: язык при вдохе прохладный и легкий, при выдохе — тяжелый и теплый. А если вы представите, при каких обстоятельств ах это можно ощутить, то, может быть, вспомните лес, ранний вечер, но солнце уже зашло, темнеет, самое начало сумерек. Представьте, что вы целый день бродили по лесу, собирали грибы. Вы устали, но эта хорошая усталость, она вас не тяготит. Вы проголодались, несколько часов не ели, но это чувство голода не угнетает, оно радостно, если можно так выразиться. И вот из леса, где и днем не очень-то светло, вы вышли на поляну, за ней дюны, а за дюнами море и бодрый свежий ветерок дует с него. Кончается день. С собой у вас грибы, не очень-то много,— чтобы не хвастались. Настроение какое-то странное: вы устали, вам хочется есть, но усталость не гнетет. Вам хочется петь, дурачиться. Весело, потому что весело, потому что жить хорошо. Я хорошо устал, сейчас доберусь до жилья и съем все, что под руку попадет, и съем с удовольствием. Непонятно почему, но очень весело, затеять бы хорошую потасовку, швырнуть кого-нибудь на теплую хвою, а если и меня швырнут, я тоже не обижусь. А вечер все ближе и ближе. Небо темнеет. Одиночные звезды начинают мерцать. Ветерок с моря еще теплый, а рядом с лесом низина, болотистое место, оттуда холодок веет, туман, как молоко, разливается. Но вот виден поезд, огни, его еще не слышно, но вот сейчас мы уедем в город. Дышите спокойно, просторно...».

М. И. Троицкая своеобразно строит занятия II ступени с больными, страдающими фобическими явлениями. Представляемые больными картины включают и «горячий пункт» болезни — фобии. Сюжет фобии органично сочетается с положительно окрашенным* и эмоционально (тоже положительно) значимым для больного сюжетом представляемой картины. Сочетание это осуществляется очень постепенно, от занятия к занятию, все больше приближаясь к содержанию фобии. Так, например, при агорофобическом синдроме страху открытых пространств противопоставляется любовь этого больного к «своему» городу, его архитектуре, природе и т. п. Ему предлагается совершить мысленную прогулку по городу белой ночью, по маршруту, связанному с интимными воспоминаниями. Во время такой «прогулки» больной вместе с врачом, который все время подсказывает «маршрут», «незаметно» переходит площадь для того, чтобы увидеть следующий архитектурный ансамбль или игру света и теней, или блики на воде и т. п. Такой прием не только способствует преодолению страха, но и служит своеобразной функциональной тренировкой. Примерно также строится сюжет и для больных, боящихся переходить мосты и т. д. Занятия такого типа предполагают хорошо тренированную аудиторию и требуют от врача знания всех индивидуальных особенностей, интересов, личностных свойств больных. Нет необходимости комплектовать для таких занятий группу только из «фобиков», так как подобные занятия хорошо воспринимаются и другими больными, как новый сюжет, вызывающий приятные эмоции, ровное, «созерцательное» настроение.

Следующий тип занятия является переходным от «чувственного» к «paccy-i. дочному». Оно несет больше смысловую, чем эмоциональную нагрузку, хотя и строится по первому типу,—когда картину-пейзаж подсказывает ведущий. Следует отметить еще одну особенность такого построения занятия — оно содержит элементы патогенетической психотерапии: коррекции масштаба переживаний, переоценки ценностей, «психотерапевтического зеркала». Конечная цель серий таких упражнений — активация и коррекция свойств личности. Эти же элементы присущи и двум предыдущим занятиям, где ведущим является не слово, а смысловое содержание излагаемого ведущим занятие психотерапевтом, но в значительной степени подкрепленное эмоционально значимым сюжетом, моделируемым в группе на занятии. Психотерапевтическое воздействие при таком построении занятия осуществляется не только во второй его части, а как бы «нагнетается» постепенно, пронизывая все занятие с самого начала.

Занятие 22/VIII 1967 г.—«Гора — вечер»

Занятие 22/VIII 1967 г.—«Гора — вечер» — врач Г. С. Беляев. «С каждым дыханием голова становится свежее, яснее, мысли точнее вяжутся в длинные цепи, вы можете додумать до конца длинную логическую систему; мысли ваши вы не боитесь додумать до конца, вы можете умозаключать, решать логические задачи, спокойно, четко.. . Вы наедине с тихим вечером, наедине с собой, наедине с окружающей вас природой. Всякий раз, как мы сталкиваемся с природой, которую мы основательно забываем в городе, когда мы оказываемся с ней наедине, рождаются какие-то значительные мысли, мы по-иному смотрим на себя и по-иному понимаем себя. Люди слабые склонны видеть себя маленькими на фоне природы, люди, полагающие себя слабыми, думают о себе как о насекомых, ползающих по лику земли. Сильные люди здесь дают себе настоящую цену, знают, что они стоят не больше и не меньше того, чего они стоят. Так и вы видите себя наедине с природой, могущественной, равнодушной, которая вас не любит и не ненавидит,— она пребывает и вы пребываете в ней. Так вот, люди достаточно сильные, а я думаю, что вы и есть такие на самом деле, не чувствуют себя подавленными наедине с природой, они чувствуют себя чище, как бы вымытыми изнутри, тише, спокойней, как бы ощущают внутри какую-то тихую радость. Вы понимаете меня, именно тихая радость, когда вы видите, что мир вокруг вас благостен и спокоен. Действительно, когда вы созерцаете ландшафт на картине или пойдете в лес, вы становитесь всегда спокойнее, увереннее. Вот мне и хочется научить вас выбирать для себя картину, которая даст вам спокойствие, спокойное настроение. Но спокойствие тоже может быть разное: благостное спокойствие и сдержанное внешне, как взведенная пружина; последнее не годится, надо быть сильным и спокойным, сильный человек всегда спокоен. Моя задача — показать вам, что если вы сможете велеть себе представлять различные картины, вы сможете выбирать себе и соответствующее настроение. Моя задача — доказать вам, что это возможно, но конкретный ключ к замку подбирайте сами. Мне сделать это просто невозможно. Кто долго ходит на занятия, помнит, что мы подбирали различные картины: перламутровое небо, оранжевый апельсин, зеленый лист и т. д. Каждый из них имеет свой оттенок настроения. Оранжевые маки — радость; пасмурный жемчужный день — умиротворение и т. п. Я не могу знать, кому и когда нужно будет какое настроение, но научить вас выбирать то, что вам нужно,— вот наша с вами задача. Моя задача передать вам методику, которую применять будете вы, но делать это надо систематически, иначе вы все забудете и ничего не будет получаться. Отсюда вывод: тренироваться регулярно, самостоятельно. Еще одно замечание — на фоне такой успокаивающей и облагораживающей критики и правды перед самим собой вы становитесь с собой беспощадно откровенным и спокойно с достоинством начинаете понимать: вот здесь я был неправ (я-то себя оправдываю), но поступок ближе к подлости; а вот здесь я был на высоте положения и оставался, несмотря ни на что, человеком. Этот анализ (не путайте, пожалуйста, с психоанализом!) чрезвычайно для всех нужен, вы получаете возможность видеть себя и разумно, спокойно обсудить все, как человек среди людей. Работа воображения не должна сопровождаться напряжением мышц, выполняйте все только «умственно», если можно так выразиться. А теперь сделайте вдох, выдох. . .».

Два последующих занятия представляют собой примеры моделирования настроения по заданию ведущего занятие. Эти тексты предполагают наиболее тренированную аудиторию и более или менее постоянный состав тренирующихся. Они являются примером построения занятий второго, более сложного типа. Однако в тренированной аудитории, представляющей собой определенный микроколлектив, они пользуются большим успехом у больных. Следует отметить, что занятия первого типа предпочитают больные с художественным складом личности, занятия же второго типа кажутся им «скучноватыми», тогда как личности с преобладанием второй сигнальной системы отчетливо предпочитают их первому приему. Вводная часть и упражнения первой ступени приводятся в текстах занятий кратко, оставляя большую часть занятия для моделирования фона к предлагаемому настроению и сюжету для него.

Занятие 26/IX 1967 г. Самостоятельное задание «Мягко-ласковое настроение»

Занятие 26/IX 1967 г. Самостоятельное задание «Мягко-ласковое настроение» — врач Г. С. Беляев. «Если вы теперь проконтролируете свои ощущения, то почувствуете, что тело засыпает, стало легким, а сознание бодрствует. А теперь, когда вы находитесь в состоянии сосредоточения, когда любая мысль идет четко и вы совсем свободны в своих суждениях, совершенно беспощадны и безжалостны к себе и при этом совершенно спокойно видите свою суть, без сентиментальной жалости и без пышных восторгов — вы справедливы к себе. Вот в таком состоянии самоанализа — расчетливого, холодного, спокойного — заставьте себя стать доброжелательно-мягким, ласково и благостно настроенным. Внушите себе состояние, в котором вы все можете понять и простить, даже чуть сентиментальное, но это не беспомощная, манерная, а хорошая, теплая человеческая чувствительность. Вот в этом мягком, ласковом настроении вообразите сцену, которая бы соответствовала этому мягко-ласковому настроению. Воспроизведите у себя такое настроение — мягкую ласковость, всепонимающую мудрость — мудрость человека, всегда терпимого к другим. Умный человек понимает и спокойно многое прощает. Создайте, выдумайте или вспомните любую сценку, которая была в жизни или вы о ней читали, или стихи помогут вам, — но с помощью этой сценки воспроизведите нужное настроение: мягкое, ласковое, может быть, чуть грустное, но грусть эта хорошая. Я помолчу, а вас прошу воссоздать любую картину, которая поможет создать такое настроение. Может быть, это будет человек, может быть, запах или строчки стихов, любой способ, который поможет вам воспроизвести это настроение. А ведь очень здорово — управлять своим настроением! «Умей прощать и не кажись, прощая, великодушней и умней других»; ощутите себя человеком среди людей — это самое главное. Дышите спокойно, непринужденно...».

Занятие 6/1V 1969 г. Самостоятельное задание «Бодро-задорное настроение»

Занятие 6/1V 1969 г. Самостоятельное задание" «Бодро-задорное настроение» — врач Г. С. Беляев. «Все упражнения первой ступени вы выполняете походя, без специальных приемов, без самоуговаривания: стоит подумать и эти ощущения легко реализуются. Наша задача на этих занятиях в другом. В том, чтобы научить вас управлять своим настроением. Все "приемы на предыдущих занятиях: огоньки, апельсин, вечерний лес — это не догма, а только ориентировочные примеры. Я демонстрирую их вам с той единственной целью, чтоб вы поняли, как можно самому изменить свое настроение в соответствии с заданной темой, как вы того хотите. Я*говорю о том, что взгляд на огонь, картины природы успокаивают, но что вы сами увидите — вечерний лес или поляну, залитую солнцем — это для каждого свое. Вы выберете для себя удачней, индиви-дуальней, более значимое для вас. И вот теперь выполните задание без моей подсказки. Я буду молчать, а вы добейтесь настроения веселой бодрости, веселого задора. Например, вы идете на праздник, к знакомым, и хотите быть приятным приятным вам людям и чтоб вам было интересно с ними. А на работе у вас был утром неприятный разговор, настроение испорчено. Как же выполнить поставленную задачу? В вашей жизни несомненно были случаи, когда вы были веселыми, находчивыми, все вам удавалось. У каждого были такие моменты и в памяти они сохранились. Все происходило во времени и пространстве, вот и вспомните эту обстановку, вспомните это «где-то» и восстановите всю картину в памяти. Когда вы ее ярко вспомните, вы вспомните и свое настроение, потрудитесь вспомнить свое внутреннее состояние в то время —восстановите обстановку, а затем и свой внутренний мир. Вам ставится задача воспроизвести бодро-задорное настроение, и если вы создадите его, тогда оденете на себя настроение по заказу, как утром выбираете подходящую ко дню одежду. Это упражнение — не более, но если вы выполните его здесь, то что вам мешает выполнить его в жизни, по своему выбору в нужных обстоятельствах. Расцените это сегодня как контрольное задание. Мне кажется, что это задание вам удается. Во всяком случае, мне бы это очень хотелось. При отчете я не требую описывать сцену, которую вы вспомнили, но напишите, выполнили ли вы задачу, если нет, то что вам мешало ее выполнить? Сделайте вдох, выдох, вдох поглубже, задержите дыхание — выдох!».

Источник — «http://krasnaya-zastava.ru/wiki/index.php?title=%D0%9D%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BE_%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%B4%D0%BB%D1%8F_%D0%B0%D1%83%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8_2-%D0%BE%D0%B9_%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D0%B8&oldid=5584»