Красная идея — Вики Красной Заставы

Красная идея

Материал информационного ресурса НКК "Красная Застава"

Содержание

Радикальный гуманизм и идея живой жизни

Красная идея это особенный тип мировосприятия человечеством окружающей действительности и своей роли в ней.
Красная идея может отождествляться с учением о коммунизме, с советским проектом, с большевизмом, с социалистическими, ноосферными или гуманистическими идеями. Однако эти аналогии, каждая в отдельности и все, вместе взятые, недостаточны для понимания. В перечисленных понятиях отражены либо этапы становления и нарождения ее (социалистический утопизм, социализм, большевизм), либо разные уровни ее понимания (на личностном – гуманизм, вернее радикальный гуманизм, на общественном – коммунизм, на естественно-эволюционном, в рамках планеты - ноосфера).

Основными чертами этого мировосприятия являются:

  1. Вера в Человека, в его доброе начало в его Разум. Человеконадеяние. Восприятие человека как могущественного творца, мудрого хозяина мира. Вера в человека - это, конечно, вера не в избранных, а вера в каждого, и обязательно – вера в общество людей. Вера в человека - это представление о том, что каждый рожден для счастья, и что все рождены для счастья, и боль, когда этого нет. Вера в человеческий потенциал, который порой может быть подавлен, скрыт и неочевиден, но эта неочевидность есть следствие, прежде всего, социально-экономических причин, связанных с несправедливым мироустройством, а не с присущими ему изначально свойствами “недочеловека”. Образно говоря – «в каждом человеке есть Солнце – только дайте ему светить».
  2. Восприятие мира окружающего, как реальной действительности, как суммы пройденного, преодоленного, выстраданного и случившегося. Восприятие мира как некоего целостного потока, гармоничного и не гармоничного, эволюции – живой жизни, которая только и заслуживает внимания по большому счету, составляет основу, смысл и радость бытия человека. Такому восприятию чужда любая подмена этой живой жизни идеями о мире как некой иллюзии – майя, или представлениями, что жизнь есть переходный этап, мол: «за грехи нам мир сей», после которого наступит некое настоящее лучшее существование. Нет, только здесь и теперь. Только из восприятия живой жизни и рождается человек Красной идеи. Человек творец, человек – сын, человек – хозяин мира сего.

По нашему представлению эти два атома и есть основа Красной идеи. Без исповедования их нет и не может быть настоящего коммуниста, человека ноосферы и гуманиста.

Зарождение Красной идеи

Мы считаем, что корни данного мировосприятия уходят в эпоху формирования человека. Дело науки доказать или опровергнуть данное предположение. Два фундаментальных явления, разделенных тысячелетиями, знаменуют собой поворотные моменты развития человеческой цивилизации. Первое явление - это становление «человека коллективного», выделившегося из природы и начинающего осознавать свою «инаковость» по отношению к остальному миру; второе - это выделение из общества человека индивидуального.

Первое явление происходило по всей планете повсеместно и по биологическим меркам в одно и тоже время. Оно было событием социо-биологическим, эволюционным, знаменующим собой скачок от живой материи к разумной живой материи. Человек – первый и единственный носитель разума - обладал типичными видовыми особенностями и механизмами (правилами) существования, несоблюдение которых было опасно как для отдельного человека, так и для коллектива людей в целом. Путем многочисленных проб и ошибок, кризисов или, наоборот, революционных рывков тех или иных коллективов сформировалась своеобразная «экологическая ниша». Ниша, включающая набор не только биологических характеристик, но и социальных, мировоззренческих, психологических устоев, несоблюдение или нарушение которых влекло за собой опасные, катастрофические последствия. Важно отметить, что если различные человеческие коллективы и могли отличаться довольно разительно в некоторых второстепенных характеристиках, как то – источники питания, исполнение своеобразных ритуалов, то основные компоненты этого набора, в том числе и принципы социальной организации, некоторое общее мировосприятие, этические нормы внутри коллективов оставались едины для всего человечества как вида в целом.

Характеризуя самый ранний этап формирования Красной идеи, можно сказать, что это восприятие рождается в пассионарном первобытном племени, не подавленном страхами и суевериями, и потому гармонично и творчески вписанном в мир, в той степени в какой это вообще возможно было в те суровые времена. Именно такое мировосприятие вкупе с объективной необходимостью и чувством безысходности и двигало человечество вперед.

Дело будущего – очертить основные грани Человеческой «экологической ниши». Грани кристалла, формируя который, человечество нарождалась как вид, получало свой характерный облик и складывало свои этические нормы, побеждая в борьбе за выживание и становление удивительнейшего существа на планете Земля – ЧЕЛОВЕКА. Дело будущего – понять, какие из граней этого кристалла мы утратили на продолжительном пути становления цивилизации. Прояснить, не являются ли те самые идеалы гармоничного сосуществования с самим собой, коллективом себе подобных и природой, что рисует порой нам подсознание, гранями той самой «экологической ниши»?

Собственно то, что мы сейчас называем Красной идеей, в зачаточной форме в эпоху первобытного коммунизма представляло собой глубоко реалистичное и деятельное отношение и восприятие жизни. На фоне мировоззренческих картин каменного века – поклонения Великой Матери Земли, тотемизма, культа предков и пр. - такое отношение позволяло, преодолевая суеверные страхи и реальные опасности, открывать те черты нашего существа, которые мы сейчас называем человечностью, долгом, интеллигентностью..., то есть двигаться вперед все дальше и дальше от животного мира. Именно такое восприятие жизни наряду с развитием «производительных сил и производственных отношений» было незаменимым механизмом, при помощи которого и формировалась та самая Человеческая экологическая ниша. Человек, вписанный в Мир и мыслящий его как свой дом, кормящий и услаждающий, суровый и порой жестокий, не мог позволить себе смирение, основанное на психологии ухода из мира перед судьбой испытующей. Иначе – смерть всем, всему роду, по большому счету всему человечеству, что собралось у очага мирового огня. Не мог он позволить и теорию элит в рамках небольшой семьи, не выживешь так. Один за всех и все за одного! Именно таковой была она тогда – Красная идея. Еще не философия, не мировоззрение, не наука и не искусство – способ жизни и, возможно, зарождающийся взгляд на мир. С ним люди шли вперед. Таким было становление человека коллективного.

Второе явление происходило в разные времена и в разных местах в зависимости от социально-психологического развития человеческих коллективов. Это время, когда личность, уже выделившаяся из общества, в полной мере осознающая всю дисгармоничность мира полного противоречий между людьми, самим собой и природой, начала искать выход. Если в эпоху первобытного «коммунизма» все тяготы жизни преодолевались коллективно, а человек, растворенный в обществе, еще не знает особых противоречий в самом себе и разницы между «хочу» и «надо», то человек индивидуальный – это уже разрушенный мир первобытной гармонии, это человек-атом, рефлексирующий и ищущий ответов. Одинокий корабль в бушующем море жизни. Именно перед таким человеком, обладающим уникальной и развитой индивидуальностью, встают очень сложные проблемы, которые неизбежны при образовании производящей экономики, и именно он – задающий вопрос «червь ли я, или право имею?» – был способен решать задачи нового уровня, перед которыми бессилен первобытный коллектив. Здесь перед нами и производящая экономика, которая позволяет прокормить все больше людей, и развитие наук, государственности, искусств и войны, рождение политической истории, несправедливости, имущественного расслоения, эксплуатации. Здесь же рефлексии личности и осознание жизни как вовне человека индивидуального здесь и теперь, так и далекого прошлого и будущего. Все это происходило на фоне исчезновения «человека коллективного». Все перечисленные новшества в зачаточной форме были и раньше, но цели и формы их всегда были просты, очевидны и отличались прикладным характером. Именно поэтому в рамках отдельно взятого коллектива они были справедливы. Теперь же все стало более сложно, менее очевидно и менее справедливо. Человек индивидуальный в своем развитии достиг немалого. Именно на этом пути он смог осознать все человечество в целом. Однако справедливости он так и не нашел. Именно на пути преодоления несправедливости и горя человечество и рождало все основные мировосприятия, основные мировоззренческие системы.

Не стоит воспринимать эллинство, ближневосточные религии, учение вед или буддизм набором теоретических представлений, религиозных практик, догматов и верований. Перед нами явления более высоко порядка. Это сумма самоощущений и мировосприятий, самосознаний и способов выживания разных цивилизаций. Зачастую эти способы совершенно не пересекаются. Последнее особенно важно: создавая разные языки, на которых целые этносы, культуры и континенты передавали потомкам свой опыт жизни, свои воззрения о ней, идеалы, суждения о человеке и окружающей реальности. Различные культуры создавали свои программы борьбы с одинаковыми для всех врагами – несправделивостью и горем.

Можно горе воспринимать как нечто отдельное от человеческой жизни, пришедшее извне – например, как наказание за грехи - и смиренно его принимать, не замахиваясь на преобразование мира сего, ибо это грех и гордыня. В таком контексте Человеконадеяние представляется как один из самых страшных грехов (таково иудео-христианство). Можно представлять горе частью системы, то есть жизни, но саму жизнь воспринимать как нечто нереальное (майя), где, опять же, основной фактор спасения – отторжение жизни от существования(индо-буддийский тип). А можно вообще ни о чем не задумываться и потреблять. Это, кстати, тоже мировоззрение. Перечисленные выше альтернативные пути зародились почти сразу, как только личность стала выделяться из коллектива по всей ойкумене.

Что же сталось с Красной идеей? Она по-прежнему занимала свою нишу, не став одной из мировоззренческих систем, оставаясь самой практикой преобразования мира. Слишком абстрактна она была для мира первобытных людей. Люди на протяжении тысячелетий были именно мирскими тружениками. Находясь в рамках той или иной религиозной традиции, человек всегда вынужден был совмещать реальную жизнь и поступки с установившимися догмами, люди оставались реалистами, искали путь деятельного изменения мира «здесь и теперь». В результате почти всегда возникали «мирской» и «монашеский» пути, и, в зависимости от самой традиции, образовывались особенности их взаимодействия. Как следствие – специфические формы борьбы с уже упомянутыми, едиными для всех, горем и несправедливостью. Собственно уже в мифологии раннеклассовых обществ культ героев и прославление поступков «вопреки судьбе» рождались именно из такого восприятия мира. Какие бы правила ни налагались на поведение человека, реальные нужды и жизнь всегда брали свое (если, конечно, набор табу не был настолько силен, что тормозилось само развитие общества). Всегда и везде, где проповедь судьбы, кармы, закона божьего, табу начинала топтать, угнетать человека, появлялись образцы подвига человеческого духа, которые прорывали кольцо таких законов. И если подобные образцы подвига не рождались, то смертельная духота и гниль царствовала над «обществом Закона божьего», всегда рождая внутреннюю войну.

Почти сразу предвестники и носители еще не осознанной Красной идеи творили справедливость в своем роде, общине, племени, полисе, и выливалось это в социальное моделирование, строительстве идеального мира на земле, хотя бы и в утопиях. В древности наиболее полно Красная идея воплотилась в эллинстве, несмотря даже на общественные отношения, включающие рабство, характерные для всего окружающего мира. Так рождалась Спартанская государственность, Афинская демократия, республики и тирании. Так рождалось учение о гомонойе – равенстве и братстве всех людей, и калокогатия – целостное представление о человеке, прекрасном как физически, так и духовно. Так зарождались науки и искусство, обращенные именно к человеку. Именно там алтари храмов были вынесены на площади для соборного коллектива, а не спрятаны в тайниках храмов. Люди искали лучшего, как поднимая восстания, так и просто трудясь не покладая рук.

Приходили новые учения, новые боги, которые угнетали или оправдывали угнетение человека. Создавались условия, когда люди терпели поражение в борьбе за свободу, а общественные законы начинали служить единицам или некоему "высшему порядку" или закону, который подчинял и нарушал все устои радости и человеческой гармонии. Там, где социальное моделирование не приносило большинству ожидаемых плодов, люди творили миф о золотом веке, как воспоминание о прошлом человечества в рамках рода и общины и еще не разделенного на сословия, ранги, касты и классы. Мудрецы продолжали строить утопии, рисовали картины о городах солнца. Но, подсознательное ощущение того, что человек живет неправильно, того, что он рожден для счастья, память о той самой Человеческой «экологической нише» – Золотом веке (пусть суровом но, по-своему гармоничном), была постоянным источником, подпитывающем подспудно крепнущую Красную идею.

Эволюция Красной идеи

Важным моментом в понимании вышесказанного является взгляд на эволюцию Красной идеи. Вначале это некое интуитивно-психологическое восприятие мира и соответственное практическое поведение в нем. Позже, когда мировоззренческие системы, господствующие в той или иной части мира, становились фактором угнетения природы человека, Красная идея начинает оформляться в религиозно–философских формах, как антитеза сложившемуся миропорядку и апологетическим представлениям о нем. Так рождаются первые оформившиеся мировоззренческие конкретизации Красной идеи. Тут, безусловно, следует упомянуть и эпоху Возрождения, и связанную с ней напрямую эпоху Просвещения. Но главной из этих конкретизаций было социалистическое учение XVIII-XIX веков, позднее переросшее в научный коммунизм, политэкономию, диалектический и исторический материализм. Но не стоит забывать изменения и в таких областях как искусство. Именно в это время тема гуманизма в искусстве становится доминирующей. В это же время составляющие части этого мировосприятия начинают формироваться и на языке науки. К середине XX века происходит формулирование Красной идеи не только как мировосприятия или набора философских и этических основ, не только как набора общественно-политических принципов, но и как целостной научной теории – учения о ноосфере, ставшего научно-обоснованным «двойником» коммунистического учения, развившимся независимо от него.

Итог

Почему мы видим необходимость говорить о Красной идее как особом типе мировосприятия, а не некоем наборе умозрительных принципов? Именно потому, что обозначенные выше две ее основы в своей совокупности принципиально противоречат любой мировоззренческой системе, считающейся на сегодняшний день мерилом вековой мудрости, благости и позитива. Будь то буддизм с его философией отрешения от Живой жизни, будь то христианство, иудаизм или ислам с их войной против Человеконадеяния. Будь то либерально–потребительская идеология Нового мирового порядка.

Мы утверждаем, что без осознания принципиальной значимости и уникальности этих первооснов на фоне мировых религий и взращенных на их почве философско-этических систем XVIII-XX веков невозможно самоопределиться человечеству на пути строительства Мира Справедливости и Гармонии. В каждой из религий, философий есть частичка Красной идеи. Но прославление Бога-хозяина над греховным миром людей, учение о Майе – попирающей мир живой жизни, агрессивность жвачного Золотого тельца – закона выживания сильнейшего - всегда будут враждебны к этой частичке, всегда будут видеть ее инородность, как только она начнет воплощаться. Так было с социалистическими государствами Сербедаров в средневековье, так было с утопиями нового времени, так было с Советским Союзом.

Если не будет осмыслен и принят на вооружение этот (мировоззренческий) фактор, рано или поздно классовая психология раба или хозяина раба, психология самоуничижения и неверия в братьев своих преобразует бывших революционеров в ряды реакционеров, столкнет народ, сотворивший революцию духа, в контрреволюцию мракобесия, старческого «мещанства» и покорности перед условиями реальности. Нет и не может быть истинного мира коммунизма в рамках старого мира греха, униженности человека перед «высшими силами», перед судьбой и на пути отвержения «мира сего».

Настало время встать на ноги и самоопределиться, очертить четкие грани Нашего мира и Нашего человека.

Новая культура людей коммунизма должна быть культурой человеконадеяния и культурой живой жизни. Это основа, на которой должно строиться все, в том числе и познание прошлых ошибок и успехов, прошлых мудростей и глупостей, подвига и предательства, прошлой святости человечества на пути к миру Свободы, Равенства, Братства и Справедливости.

Источник — «http://krasnaya-zastava.ru/wiki/index.php?title=%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%8F&oldid=7687»