Эдуардо Галеано — Вики Красной Заставы

Эдуардо Галеано

Материал информационного ресурса НКК "Красная Застава"

Версия от 11:40, 13 февраля 2011; TanyaD (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)


Эдуардо Галеано – уругвайский писатель, историк, журналист, политический деятель. Автор множества книг, переведенных на 20 языков мира. Незаурядный литературный талант писателя позволяет ему блестяще использовать разные жанры – краткие очерки, эссе, портреты исторических деятелей, сцены народной жизни. Посредством слова он обличает несправедливость и лицемерие, выступает против бедности, моральной и материальной нищеты, развенчивает ложные страхи, призывая взглянуть не только на прошлое, но и на то будущее, которое современное человечество оставляет в наследство своим потомкам. Не удивительно, что произведения Галеано знают далеко за пределами американского континента.

Мое знакомство с писателем началось с книги «Вскрытые вены Латинской Америки», написанной еще в 1971 году и повествующей об истории весьма непростых взаимоотношений стран континента с Европой и США. Интересно заметить, что в 2009 г. на саммите Америк лидер Венесуэлы Уго Чавес подарил президенту США Бараку Обаме именно это произведение. По словам Чавеса, это одна из его любимых книг. Мои попытки найти другие произведения автора на русском языке, к сожалению, не увенчались успехом. Хотя, с другой стороны, это послужило дополнительным стимулом к изучению испанского языка. На сегодняшний день в моей домашней библиотеке 10 книг Эдуардо Галеано, любимые отрывки из которых я с удовольствием перевожу для своих друзей.


Аверина Ольга

Научный сотрудник и аспирантка Института Латинской Америки РАН

Участница Творческого объединения «ГРЕНАДА»



Утопия

Говорят, утопия лежит далеко за горизонтом. Я приближаюсь на два шага, он удаляется на два шага. Я делаю десять шагов, а горизонт убегает от меня на десять шагов вперед. И сколько бы я ни шел, я никогда его не достигну. Так для чего же нужна утопия? А для того и нужна - чтобы идти.


Приглашение к полёту

Грядёт новое тысячелетие. Пламенные ораторы разглагольствуют о судьбах человечества, глашатаи божьего гнева объявляют о конце света. А время продолжает идти, тихо и молча, своей длинной дорогой вечности и тайны. И хотя мы не можем предсказать будущее, у нас, по крайней мере, есть право вообразить его таким, каким нам хотелось бы его видеть. Давайте заглянем чуть-чуть вперёд и представим другой мир, мир, который возможен:

• Людьми не будут управлять автомобили, мы не будем запрограммированы компьютером, куплены супермаркетом, просмотрены телевидением.

• Телевизор перестанет быть самым главным членом семьи, а будет обычным бытовым прибором как утюг или стиральная машина.

• Люди будут работать, чтобы жить, а не жить, чтобы работать.

• В уголовный кодекс впишут новое преступление – глупость, которое совершают те, кто живёт, чтобы зарабатывать и всё иметь вместо того, чтобы просто жить, как поёт птица, не зная, о чём поёт, и как играет ребёнок, не зная, во что играет.

• Экономисты не будут называть уровнем жизни уровень потребления, а качеством жизни – количество накопленных вещей.

• Историки не будут думать, что странам нравится, когда их оккупируют.

• Политики не будут думать, что беднякам нравится питаться обещаниями.

• Мир вместо войны против бедных провозгласит войну против бедности.

• Еда не будет товаром, а общение – бизнесом, потому что еда и общение – это права человека.

• Никто не умрёт от голода, потому что никто не умрёт от несварения желудка.

• С беспризорниками не будут обращаться как с мусором, потому что не будет беспризорников.

• О богатых детях не будут печься как о деньгах, потому что не будет богатых детей.

• Образование не будет привилегией тех, кто может за него заплатить.

• Полиция не будет проклятием для тех, кто не может её купить.

• Свобода и справедливость - сиамские близнецы, приговорённые жить врозь – вновь соединятся, спина к спине.

• Церковь провозгласит ещё одну заповедь, которую забыл указать в своё время Господь: «Возлюби природу, частью которой являешься».

• Зацветут пустыни на планете и пустыни в душе.

• Мы будем соотечественниками и современниками всех тех, у кого есть стремление к справедливости и красоте, кто родился там, где родился и живёт, когда живёт, несмотря на то, что не будут иметь никакого значения границы на карте и границы времени.

• Совершенство будет скучной привилегий богов.

А в нашем мире, бестолковом и сумасшедшем, давайте жить так, как будто каждая ночь – последняя, а каждый день – первый.


Язык

В Викторианскую эпоху было неприлично упоминать о брюках в присутствии сеньориты. В настоящее время на публике неприлично называть вещи своими именами: Капитализм получил артистический псевдоним рыночная экономика.

Империализм зовётся глобализацией.

Жертвы империализма – развивающиеся страны. Это все равно что называть карликов детьми.

Оппортунизм стал прагматизмом.

Предательство – реализмом.

Бедных называют малоимущими или людьми с ограниченными ресурсами.

Исключение бедных детей из системы образования именуется словом отсев.

Право владельца фирмы уволить работника без объяснения причины называется гибкостью рынка труда.

Официальный язык признает права женщин, как права меньшинства, будто бы мужская половина человечества это большинство.

Вместо военной диктатуры говорят процесс.

Пытки называют нелегальными мерами или физическим и психологическим давлением. Когда вор происходит из богатой семьи, то он не вор, он клептоман.


Посвящение дружбе

В окрестностях Гаваны, обращаясь к лучшему другу, говорят: mi tierra - моя земля или mi sangre - моя кровь.

В Каракасе, скажут mi pana или mi llave – мой ключ. Pana – сокращенное от panadería (булочная), источник хлеба для утоления голода души; а ключ, потому что…

- Ключ, потому что ключ – говорит уругвайский писатель Марио Бенедетти. И поясняет, что когда он жил в Буэнос-Айресе во времена военной диктатуры, всегда носил в своей ключнице пять ключей: пять ключей, от пяти домов, пятерых друзей: ключи, которые спасли ему жизнь.


Глобальных страх

Те, кто работают, боятся потерять работу.

Те, кто не работают, боятся никогда не найти работу.

Те, кто не боятся голода, боятся еды.

Автомобилисты боятся ходить пешком, а пешеходы – быть раздавленными. Демократия боится вспоминать, а язык – сказать.

Простые граждане боятся военных, а военные – что не хватит оружия, а оружие – что не хватит войн.

Это время страха.

Страха женщины перед насилием со стороны мужчины, и страха мужчины встретить бесстрашную женщину.

Боязнь воров, боязнь полиции.

Боязнь двери без замкá, времени без часов, ребёнка без телевидения, боязнь ночи без таблеток, чтобы заснуть, и дня без таблеток, чтобы проснуться. Боязнь толпы и боязнь одиночества, страх перед тем, что было и что может произойти, страх умереть, страх жить.


Для Кафедры истории идей

- Как же ты изменяешь своим идеям, Маноло!

- Да ты что, Пепе, совсем нет.

- Ну как же нет, Маноло? Ты был монархистом, стал фалангистом. Потом сделался франкистом. Затем – демократом. Еще недавно ты был с социалистом, а теперь – с правыми. И ты говоришь, что не менял своих идей?

- Конечно, нет, Пепе. Моя идея всегда была одной и той же: быть мэром этого города.


Память 1

Продолжает свой путь свет исчезнувших звезд, и в полете его блеска мы их по-прежнему видим на небе.

Звучит гитара, хоть и неподвижны ее струны. Она никогда не забудет того, с кем была неразлучна.

И голос, устремленный в вечность, никогда не утихнет.

Память 2

На берегу другого моря, другой старый гончар покидает этот мир.

Затуманиваются глаза, дрожат руки, пришло время прощания. Начинается церемония инициации: старый гончар отдаёт молодому своё лучшее творение. Так велит традиция северо-западных индейцев Америки: художник, который уходит, передаёт лучшее произведение художнику, который вступает в жизнь.

Но молодой гончар не хранит этот совершенный сосуд, чтобы созерцать и восхищаться им как звездой на небосклоне. Он разбивает его на тысячи мелких осколков, затем собирает их воедино и замешивает в свою глину.


Слово

На языке индейского племени гуарани "ne'e" передает два понятия: "слово" и "душа". Верят индейцы гуарани, что те, кто лгут или растрачивают слова понапрасну - предатели души...


Бедность

Статистика утверждает, что в мире много бедных, но бедных в мире гораздо больше, чем кажется.

Молодая исследовательница Каталина Альварес вывела критерий для более точного подсчета:

- Бедные – это те, перед кем закрыта дверь.

Когда она сформулировала это определение, ей было всего 3 года. Лучший возраст, чтобы взглянуть на мир и увидеть.


Запрещенные птицы

Политические заключенные Уругвая не могут без разрешения говорить, свистеть, улыбаться, петь, быстро ходить, приветствовать других заключенных. Также им запрещено рисовать и получать изображения беременных женщин и влюбленных пар, бабочек, звезд и птиц.

К Дидаско Пересу, школьному учителю, арестованному за идеи, в один воскресный день пришла дочь Милай, пяти лет. И принесла ему рисунок с птичками. Надзиратели разбили его о тюремную дверь.

В следующее воскресенье Милай принесла картинку с деревьями. Деревья не запрещены, и рисунок передали. Дидаско хвалит работу, интересуясь, что это за маленькие разноцветные кружки на кронах деревьев, много маленьких кружочков среди веток:

- Это апельсины? Что это за фрукты?

Но дочка умоляет его замолчать:

- Чшшшш!

И по секрету объясняет:

- Глупенький. Не видишь, что это глаза? Глаза птиц, которых я тебе принесла тайно.

Источник — «http://krasnaya-zastava.ru/wiki/index.php?title=%D0%AD%D0%B4%D1%83%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%BE_%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%B0%D0%BD%D0%BE&oldid=7288»